20 ноября 2009 - 12:35

 

Интервью Высокопреосвященнейшего архиепископа Орловского и Ливенского Пантелеимона газете «Красная строка» («Есть нужда говорить о нравственности...» // Красная строка. — 2009. 11 ноября) вызвало широкую дискуссию в Интернете о проблеме гражданских браков, в связи с чем Его Высокопреосвященство выступил с отдельным комментарием.

Дорогие друзья!

Я не ожидал, что высказанные мною слова и поднятая тема так взволнуют многих и многих сограждан, в том числе и православных братьев и сестер разного возраста и образования.

В связи с этим хочу дать некоторое пояснение по данному вопросу.

Как епископ, я получаю множество прошений с просьбами о церковном расторжении брака или же о разрешении отпевания самоубийц. Ни того, ни другого я делать не имею права, поскольку люди просят оправдать духовной властью их грех духовного распада.

В случае с Таинством венчания, на мой взгляд, самое страшное в том, что брачующиеся приходят к алтарю Божию, убеждая окружающих и священника в верности Господу, во образ Церкви Христовой, и в верности друг другу. А затем, через полгода, иногда и через несколько недель, они расстаются навсегда. Члены Святой Церкви знают, что они есть единое тело Господа нашего Иисуса Христа. И что единство это переходит и на семейные отношения, где самый счастливый человек, конечно же, ребенок. Он любим родителями и сам является их частицей. Разводы чаще всего происходят на бытовой основе и связаны с человеческой гордостью, высоким самомнением, с личным эгоизмом; доходит даже до самой страшной вещи — супружеской неверности.

И поскольку поток таких прошений о разводе не прекращается, становится ясно, что многие совершают непростительную ошибку, не проверив себя, способны ли они нести крест Христов в семейной жизни.

Господь совершил и совершает жертву за спасение мира, а в семейных отношениях каждый христианин должен жертвовать чем-то для любимого человека, подражая Христу. Самое страшное, что слезы и горечь маленьких детей, тоскующих по доброй семье, никто не считает.

Что же касается так называемых «гражданских браков» — браков без государственной регистрации, то они есть как блуд, разврат и любодеяние, которые прощаются покаянием.

Я еще раз повторю мысль — если в таких браках люди рождают детей, ведут совместное хозяйство и жертвенно живут друг для друга, то обществу необходимо давать другую оценку такому сожительству, нежели блудному и развратному. Однако ясно, что такая семья — не христианская, не церковная, она принадлежит к миру других морально-нравственных ценностей. Но путь к покаянию, к изменению жизни, всегда и всем открыт. Покаяние восстанавливает человеческую душу.

Фраза «Будь моя воля, я бы не венчал молодых людей, пока они не проживут вместе несколько лет», для меня означает следующее: люди, желающие вступить в христианский брак, должный проверить свои чувства, испытать свою любовь друг ко другу, а не сразу после знакомства, во время периода ухаживания, вступать в интимные отношения.

В заключение приведу выдержку из Священного Писания: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор. 6, 9-11).

Вот мое личное отношение к гражданскому браку и подобным явлениям современного мира — без Христа, без Святой Церкви мир погибнет, о чем однажды поведал святой Василий Великий.

 

ПАНТЕЛЕИМОН,
архиепископ Орловский и Ливенский